вт, 23 июль
09:03
+24 °С, ясно

«Просто люблю свою работу»

12 февраля 2016, 14:58Общество
Фото:

Так говорит о себе Татьяна Евгеньевна Битанова, руководитель объединения «Терпсихора» центра внешкольной работы. Иногда мы пишем о людях, чьи дипломы и грамоты исчисляются десятками, о заслугах которых знает весь город.

Такие публикации воспринимаются, наверное, как нечто должное, по крайней мере, не вызывают удивления. Но, как известно, человек составляется не из заработанных наград. И Татьяна Евгеньевна, пожалуй, подходит под это определение. Кроме всего прочего, она на данный момент – единственный в районе педагог, обучающий детей классическому танцу. В наш век смешения самых разных стилей и направлений балет кому-то покажется скучным и неинтересным, но наша героиня так не считает. И сегодня она расскажет почему.
«Родилась я в Новосибирске, с самого детства занималась танцами. В нашем городе было хореографическое училище, туда брали девочек с 9 лет, работало оно по принципу интерната. Моим родителям часто говорили, мол, у вашей девочки очень хорошие данные, она должна туда пойти. Но я отказалась: строгую диету без мороженого и пирожных такой сладкоежке, как я, было не выдержать. Потом отучилась в школе и захотела поступить в техникум лёгкой промышленности. Несколько раз у меня ничего не получалось, в конце концов сестра мне сказала: «Что ты себя ищешь? Ты же всё время занималась танцами, вот и поступай в культпросветучилище». Вот туда я попала уже с первого раза, причём, очень легко.
В 1986 году окончила училище и приехала в Зеленокумск по направлению. Очень скоро настали трудные времена, я сменила много мест работы, иногда приходилось подрабатывать, чтобы было на что жить, но танец для меня всегда оставался главным в жизни. Причём, нельзя сказать, что я только классикой занималась всё это время, были и народные, и эстрадные танцы, но балет всегда оставался чем-то особенным. Ну а когда пришла в 2009 году в ЦВР, то оказалось, что именно педагога, занимающегося классическим танцем, здесь и нет. Даже выбирать не пришлось. С тех пор сосредоточилась именно на классике. И, честно признаться, никогда особенно не гонялась за тем, чтобы побеждать в конкурсах, собирать награды. Во-первых, нужно сказать, что недостаток финансирования, который испытывают все без исключения государственные учреждения, приводит к тому, что участие в конкурсах тяжёлым бременем ложится на семейные бюджеты. Я сама – мама четверых детей, поэтому мне не всегда удобно бывает обращаться за этим именно к родителям. Так что из края мы почти не выезжаем, но, наверное, это и не главное, хотя многие со мной не согласятся. Я всегда рада видеть своих детей на сцене, для меня главный результат моей работы – не столько их призы и награды, сколько то, что они лучше начинают понимать классическую музыку, а значит и подлинную красоту. Или когда ребёнок приходит сюда сутулый, какой-то весь угловатый, а буквально за два-три месяца у него выправляется осанка, он уже совсем по-другому двигается, и ты видишь вполне реальные результаты своей работы.
Но здесь самое главное - не перестараться. Ведь дети бывают с совершенно разными физическими возможностями, кому-то просто небезопасно, к примеру, одевать пуанты и становиться на носки, потому что можно получить травму.
Вообще, конечно, работа с детьми – это нечто особенное. В неё окунаешься до фанатизма. Ни одного из своих декретов я не досидела до конца, и в последний раз у меня его вообще почти не было. Я в прямом смысле слова с дочкой на руках приходила на репетиции.
Ну и ещё хочу сказать, что помимо просто любви к работе нужно очень любить детей. На занятия они приходят с разным настроением: кто-то ещё не проснулся, кто-то устал, но мне важно, чтобы они ушли домой с улыбкой на устах и с хорошим настроением».
Вот такой лаконичный рассказ. Но уже из других уст мы узнали о том, что предпочитает Татьяна Евгеньевна победе в конкурсах. Это выступления в доме милосердия в честь святой блаженной Ксении Петербургской, в женской колонии, доме престарелых и так далее. Сейчас принято воспитывать в детях в первую очередь честолюбие – стремление к тому, чтобы быть первым во всём. Это, безусловно, правильно, но только в том случае, если в душе есть сострадание к тому, кто в силу тех или иных обстоятельств первым быть уже не сможет. Без этого дети, наверное, не станут в прямом смысле слова жестокими, а просто одними из многих равнодушных к чужой боли. Такие люди не совершают бесчинств сами, им просто всё равно, когда это происходит с другими. Поэтому столь серьёзная прививка сострадания, которую ребёнок получает с самого детства, порою оказывается намного важнее самых больших побед.
А.Михайлов